Borgias, Дилетант «Борджиа»: Отец и дети

16.12.2013 18:32   

borgias1

Сериал «Борджиа», аккуратная и дорогая история интриг, отравлений и инцеста эпохи Возрождения, снят с эфира после трех сезонов. Это может быть признаком заката целого жанра: высокобюджетные исторические постановки не окупаются даже при хороших рейтингах и положительных отзывах критиков. 

Придуманное ирландским режиссером и сценаристом Нилом Джорданом жизнеописание легендарного семейства Борджиа продолжило традицию подробных исторических сериалов, начатую когда-то великолепным «Римом». Как и «Рим», сериал Джордана не оправдал надежд продюсеров. Его короткая, но яркая жизнь, может служить хорошей метафорой самой семьи Борджиа, большинство членов которой определенно пыталось соответствовать рок-н-ролльному принципу «Живи быстро, умри молодым».

Нил Джордан знаком российскому зрителю прежде всего картиной «Интервью с вампиром», вышедшей на экраны почти двадцать лет назад. В «Борджиа» он продолжил исследовать потусторонний мир: его новые герои хоть и не пьют кровь буквально, но с жестокостью вурдалаков расправляются со своими врагами и предпочитают вести дела по ночам.

Биография Папы Римского Александра VI — в миру Родриго Борджиа — и его отпрысков, а так же многочисленных любовниц — отличный материал для экранизации. Так что Джордан стал далеко не первым постановщиком, взявшимся за эту историю, но у него были как минимум два козыря в рукаве: большой бюджет (только на первый сезон потратили почти 50 миллионов долларов) и гениальный Джереми Айронс, согласившийся исполнить роль понтифика. В результате получилась захватывающая костюмная драма с убедительным актерским ансамблем и не стыдными батальными сценами.

Из всего сонма религиозных и политических деятелей центральных областей Италии конца XV века Джордану наиболее интересны двое. Его история семьи Борджиа — это попытка показать непростые отношения отца и сына, Родриго и Чезаре. Именно их характеры прописаны сценаристом ярко и точно, в то время как большинство остальных персонажей — родственники или соперники главных героев — изображены почти пунктирно. Мощному дуэту не хватает сильных антагонистов, и это к середине второго сезона несколько замедляет развитие сюжета.

Episode 305

Впрочем, убедительной игры Джереми Айронса и исполняющего роль Чезаре Борджиа молодого канадца Франсуа Арно хватает, чтобы держать зрительское внимание. Александр VI в исполнении Айронса — это противоречивая личность, которая искренне верит в свое божественное предназначение, но не может отказаться от земных соблазнов. Он заводит отношения со все более юными любовницами, стремится к личному обогащению, но, похоже, действительно боится прогневить бога. «Кто может отпустить грехи Папы Римского?» — спрашивает Борджиа, и, судя по всему, этот вопрос его действительно волнует. Но кроме обычных человеческих слабостей Александром руководит стремление обеспечить благополучие своих детей — в какой-то момент он даже задумывается о передаче титула сыну, по примеру традиционных монархий. К сожалению, Борджиа не понимает, что идя по головам врагов ради будущего семьи он подписывает этой семье приговор: дети Папы не надолго переживут его самого.

Хотя «Борджиа» можно считать бенефисом Айронса, который украшает собой каждый кадр, периодически демонстрируя настоящие высоты драматического мастерства, не стоит сбрасывать со счетов и Арно. Молодой канадец почти не уступает заслуженному британскому ветерану, убедительно изображая юношеский максимализм на грани с социопатией. Его Чезаре — это талантливый политик и военачальник, способный в перспективе затмить отца. В принципе, соревнование с отцом и является его главным мотивом. С одной стороны, он отчаянно пытается доказать свою самостоятельность, принимая неординарные решения и идя наперекор отцовским приказам. С другой стороны, Чезаре постоянно ищет одобрения батюшки, получая его лишь в финале сериала.

Так что, вопреки ожиданиям, «Борджиа» оказывается не столько летописью порочных нравов эпохи и критикой католицизма, сколько семейной драмой о конфликте отца и сына. С этой точки зрения не смысла предъявлять претензии к некоторой вольности в обращении с историческими фактами. Ряд персонажей они просто выдумали, другим изменили семейное положение, даты рождения и, что важнее, смерти. Все это сделано не только для усиления драматического эффекта, но и для того, чтобы разбавить сцены остроумных и любопытных диалогов между Александром VI и Чезаре репликами и действиями других героев, пусть даже и вопреки историческим реалиям.

Возможно, именно этот акцент на психологию вкупе с богатыми декорациями и костюмами и предрешили судьбу «Борджиа». Сегодняшнему зрителю мало семейной драмы в интерьере Ренессанса: это менее захватывающе, чем супергерой Леонардо, как в «Демонах Да Винчи», или Средневековье с драконами, как в «Игре престолов». Можно даже предсказать закат жанра аккуратных исторических сериалов. Они уйдут с телеэкранов, не выдержав конкуренции с фэнтези и бесконечными процедурными драмами про полицейских и врачей.

Взыскательному зрителю в этой ситуации придется обратить внимание на научно-популярные исторические постановки, чьи бюджеты — и качество — уже приближаются к привычному сериальному уровню.

Рецензия написана специально для журнала «Дилетант».