Vikings, Дилетант «Викинги»: Сага о шведской семье

13.12.2013 17:39   

vikings

Дерзкий норманн, не признающий земных авторитетов, но посоветовавшись с богами, отправляется грабить Англию, где находит церковное золото и кучу неприятностей на свою голову. Канадо-ирландский сериал «Викинги» продолжает полюбившуюся западному телевидению традицию изображения исторических сюжетов через призму брутального насилия, секса и странных диалогов. 

Главный герой сериала, легендарный викинг Рагнар Лодброк — он, в общем, почти современник Рюрика, поэтому российский зритель может развлечь себя параллелями между историей Рагнара и призванием варягов в Новгород. Рюрик отправился на восток — и Лодброк с товарищами промышляет набегами на восточных соседей, «на Россию», как заботливо уточняют авторы сериала в первой же серии (заметим, что в качестве названия государства слово «Русь» — не говоря уже о гораздо более поздней «России» — впервые упоминается через полвека после смерти Лодброка.)

Рагнара ситуация с походами на бедных славян, у которых все давно отобрали и поживиться больше не чем, категорически не устраивает: он мечтает о мифическом Западе, про который рассказывают всякое, но все рассказы сводятся к тому, что богатств в западных королевствах очень много. Местный вождь ярл Харальдсон визионера не слушает, посоветовав тому поумерить пыл. То есть, дан приказ ему на восток, но Рагнар упрямо хочет в другую сторону.

Конфликт вождя и оппозиционного викинга — главная, на первый взгляд, тема сериала, которой уделено гораздо больше экранного времени, чем, скажем, описанию быта норманнов или батальным сценам. И к этому конфликту есть много вопросов. Во-первых, трудно поверить, что датская знать сознательно игнорировала бы возможность похода на богатых англосаксов в условиях бедной ресурсами Скандинавии. Во-вторых, авторитарный строй, показанный в «Викингах», противоречит их куда как более демократичному в реальности политическому устройству. Вожди викингов были скорее военными, чем политическими, руководителями, а ярл Харальдсон в исполнении Гэбриэла Бирна выглядит почти макиавеллианским правителем.

Такие исторические нестыковки в «Викингах» можно обнаружить почти в каждом кадре: дома не такие, корабли строили иначе, да и разговаривают крестьяне и воины IX века на более чем современном языке. «Где твои родители?» — спрашивает один из героев мальчика. «Они занимаются сексом», — отвечает юный викинг.

С другой стороны, изображение норманнской судебно-правовой системы смутно что-то напоминает: признание вины как царица доказательств, ориентированный на обвинительный приговор судья, пытки в качестве главного следственного инструмента...

Vikings

Нужно понимать, что «Викинги» выходят на американском History Channel, который, не смотря на название, к истории имеет весьма условное отношение. Значительную часть его эфира занимают реалити-шоу про дальнобойщиков и псевдонаучные передачи про конец света и инопланетян. «Викинги» стали первым опытом History Channel в производстве художественной продукции и именно этим объясняются исторические несоответствия, несуразные диалоги и недостаток размаха. Тем не менее, результат получился, как минимум, интересным.

Создатели сериала отказались от «звезд» и за счет этого выиграли в реализме. Да и выкладываются начинающие артисты — включая исполнителя главной роли австралийца Трэвиса Фиммела — больше ветеранов экрана. Удивительно, но единственным слабым звеном в актерском ансамбле выглядит заслуженный Гэбриэл Бирн — на экране он явно скучает, не знает, чем себя занять, и всем своим видом вызывает жалость к артистической старости.

Слабость игры Бирна несколько уравновешивается совершенно взрывной актерской работой шведа Густафа Скарсгорда. Одаренный корабел Флоки в его исполнении потрясающе безумен и отчаянно напоминает Джокера покойного Хита Леджера. Скарсгорд — явная находка создателей сериала и едва ли не самая сильная сторона «Викингов». Любопытно наблюдать и за Трэвисом Фиммелом. Суровый викинг Рагнар Лодброк в его исполнении выглядит скорее хитрецом, чем воякой. Он берет города не силой оружия, а пониманием обычаев противника. Как, например, с наименьшими потерями захватить укрепленную английскую деревушку? Подождать воскресного утра, когда все воины соберутся на церковную службу, оставив оружие за порогом храма.

Об этом и других христианских традициях Рагнару рассказывает захваченный им во время первого похода священник. Он знает язык норманнов, живет в доме Рагнара, проводя время за теологическими беседами с ним и членами его семьи. В процессе выясняется, что у христианского бога и богов скандинавского пантеона подозрительно много общего. Главный вопрос, который возникает на этом этапе у зрителей: кто кого обратит в свою веру. Сюжет о превращении доброго католика в язычника определенно выделит «Викингов» из череды других произведений о Средневековье.

И все же «Викинги» — это сериал не про религию и войны, а своего рода высказывание авторов о роли семьи в обществе. Семья для героев сериала — важнейшая ценность, которую они всеми силами оберегают. Водораздел там предельно четкий: у положительного персонажа в семье все хорошо и даже непутевый брат постоянно ему помогает, а вот злодея-вождя преследуют несчастья, жена изменяет, дочь надо выдать замуж за уродливого старика.

Впрочем, градус морализаторства заметно снижается, если посмотреть на то, с каким рвением герои «Викингов» предлагают своих жен друзьям, родственникам и даже рабам. Жены, кстати, не возражают. Получается, мы имеем дело с сагой о шведской семье. В таком контексте драматический, казалось бы, сериал становится совершенной комедией.

Рецензия написана специально для журнала «Дилетант».