Дилетант Эпоха Виктории

10.09.2017 22:18   

В истории Великобритании последних двух веков две юные девушки становились королевами, которые в течение десятилетий определяли облик нации. В таком контексте экранизации биографии королевы Виктории напоминает зрителям о влиянии на страну и мир ее потомка – королевы Елизаветы II. 

Британское телевидение любит своих королев: кажется, в истории Англии не осталось монарших особ женского пола, не удостоившихся бы собственного сериала, а то и нескольких. Новая «Виктория» – это далеко не первое появление знаменитой королевы Великобритании (и императрицы Индии) на экране. Интересна она, в основном, по двум причинам. Во-первых, любопытна попытка показать ранние годы царствования Виктории, когда еще только формировались характер и ценности женщины, давшей имя целой эпохи. Второй повод обратить внимание на сериал – исполнительница главной роли, Дженна Коулман, которая до сих пор была известна зрителям в первую очередь своим участием в легендарном Doctor Who. В «Докторе» ей уже приходилось путешествовать во времени; в «Виктории» она, по сути, занимается тем же. Присутствует и умудренный опытом наставник, правда, если раньше им был вымышленный Доктор, то теперь его место занял вполне реальный лорд Мельбурн (да-да, именно тот, в честь кого назвали австралийский город) в исполнении Руфуса Сьюэлла.

В принципе, упоминанием только этих актеров – Коулман и Сьюэлла – можно и ограничиться. Большинство других артистов, за редкими исключениями вроде играющих роль слуг актеров, совершенно теряются и решительно не запоминаются. Можно было бы считать это неудачей кастинга, но, возможно, именно такой была продюсерская задумка: сделать образы персонажей второго плана максимально бледными, чтобы не отвлекать внимания от бенефиса Дженны Коулман. К тому же, про характеры остальных исторических фигур можно узнать в «Википедии»: да, придворная знать была не в восторге от молодой королевы, а король Бельгии Леопольд был крайне неприятным типом (который, впрочем, не шел ни в какое сравнение со своим сыном и преемником, устроившим геноцид в Конго).

Искусно воссозданные интерьеры первой половины XIX века не должны вводить зрителей в заблуждение: «Виктория» очень современна, а поднимаемые в сериале темы актуальны и сегодня. Английские королевы задолго до суфражисток и феминисток говорили о роли женщины в обществе – к сожалению, только в масштабах отдельно взятого двора. Молодой Виктории пришлось столкнуться с сильной оппозицией мужчин-парламентариев, которые, может быть, и были бы готовы свыкнуться с мыслью о женщине на троне (благо уже были примеры Елизаветы и Анны), но с ее юным возрастом примириться совершенно не могли. В то время молодая королевы определенно была вызовом традиционным ценностям, поэтому при всем консерватизме последовавшей «викторианской эпохи» жизненное пространство женщин постепенно расширялось – если и не при активном участии самой Виктории, то явно по ее следам.

Сериал же исследует зарождение этой эпохи, которая появлялась в муках: юному монарху нужно бороться с настойчивым желанием родственников и лордов назначить ей регента, разбираться в превратностях первой влюбленности (разумеется, в мужчину намного старше ее) и искать себе подходящего супруга по всей Европе (на королевскую руку в какой-то момент претендовал даже будущий российский император Александр II).

Отношения Виктории с заменяющими отца мужчинами и амбициозным супругом несколько напоминают то, с чем спустя больше века пришлось столкнуться молодой Елизавете. Скажем, на месте лорда Мельбурна при известной доле воображения можно представить другого британского премьер-министра, по всем статьям намного более известного – Уинстона Черчилля. А супруг Елизаветы, греческий принц Филипп, возможно, неосознанно повторял поведение своего предшественника Альберта, отчаянно не желавшего находиться в тени своей царственной жены.

В следующем году выйдет продолжение «Виктории», которое будет посвящено, судя по анонсам, королевским попыткам совместить работу с семьей. То есть, нас ждет еще одна актуальная и современная история. А учитывая продолжительность викторианской эпохи, экранизировать жизнь королевы в сериальном формате можно будет еще очень долго.

Рецензия написана специально для журнала «Дилетант».