Дилетант, Русские сериалы Трудности переводчика

16.01.2015 10:13   

perevodchik

Учитель химии начинает работать на оккупационную администрацию, идет на компромиссы с совестью, теряет всех близких и расстреливает бывших начальников. Забавный и трогательный «Переводчик» показывает Вторую мировую войну с неожиданного бытового ракурса. 

Вскоре после нападения Германии на Советский Союз немецкие войска оккупируют Таганрог. Жителям приморского города приходится адаптироваться к изменившимся условиям и, как водится, каждый делает это по-своему. Занятия в школе отменили, так что конфликт отцов и детей вышел на новый уровень: вчерашние школьники мечтают о партизанской карьере, а их учитель химии становится коллаборантом, устраиваясь переводчиком к немцам.

Режиссер четырехсерийного «Переводчика» Андрей Прошкин пару лет назад поставил «Орду» — снятое на деньги церковного фонда мощное высказывание о внутренней и внешней свободе. В своем телевизионном проекте режиссер Прошкин, в общем, возвращается к этой теме. Он помещает всех персонажей в лагерные условия: местные жители начинают потихоньку «стучать» на соседей, а их надзиратели за скупкой и воровством серебряных ложечек забывают вводить немецкий порядок, устанавливать которых их, собственно, и отправили.

«Переводчик» выглядит внебрачным ребенком бондарчуковского «Сталинграда» и немецкого фильма «Наши матери, наши отцы». Как и его предшественники, Андрей Прошкин хочет объяснить мотивацию своих героев, независимо от того, чью военную форму они носят. Бытовые детали его тоже интересуют больше, чем традиционные клише военных фильмов. Кстати, с «бытовухой», при несопоставимых бюджетах, он справляется даже лучше Бондарчука: в каждом кадре масса мелких артефактов эпохи, разглядывать которые не менее интересно, чем следить за сюжетом.

Сюжет же здесь строится на странном дуэте русского учителя и немецкого офицера: объединяет их, помимо прочего, любовь к фильмам Чаплина. Одна из самых забавных сцен сериала: химик пародирует Чаплина, пародирующего Гитлера, под хохот герра Ляйтнера, который, в свою очередь, Гитлера презирает, но приказы выполняет неукоснительно.

Лучше всего отношения героев передает следующий разговор: «А может мне остаться здесь после войны? — предлагает немецкий офицер. — Возглавлю полицию, вас сделаю заместителем. Состаримся вместе». Советский учитель вежливо отказывается: «Я не хотел бы до старости участвовать в массовых казнях». «Ну вы и зануда, Стариков, — заключает немец. — Как вас только дети выносят».

В этом диалоге заключается одна из важных идей фильма: более-менее сносно выполняя свои переводческие обязанности, учитель Стариков категорически не понимает своего визави-оккупанта. Тот ему рассказывает о крепкой мужской дружбе (не только платонической, судя по всему — в одной из сцен немецкий чиновник сочувственно шутит про запрещенный Гитлером гомосексуализм), а в ответ слышит только воззвания к совести. Трудности перевода не меньшие, чем у героя Билла Мюррея в Токио.

Другая неожиданная в наше сумбурное время мысль «Переводчика» заключается в фактическом признании в любви к образованию и науке. Учиться, учиться и учиться — тогда и на верную смерть отправиться будет не страшно. Химические реакции становятся главным оружием партизана. Формулы, которые в школе кажутся бесполезными, обретают практическую ценность в оккупированном Таганроге. Выучил урок — значит, готов к труду и обороне.

Размеренный темп сериала неожиданно сбивается за несколько минут до финала, когда химик вдруг открывает в себе недюжинные способности героев американских боевиков, в одиночку расправляясь с толпой немецких солдат и офицеров. Это настолько не укладывает в создававшуюся на протяжении четырех серий структуру, что выглядит какой-то слишком смелой авторской находкой. Получается, что, начав с непротивления злу насилием, химик Стариков под конец становится едва ли не одним из «Бесславных ублюдков» Тарантино. Добро должно быть с кулаками, враг не пройдет, победа будет за нами. Бестолковый финал трагикомичной истории — вот лучшая метафора российской жизни на все времена.

Рецензия написана специально для журнала «Дилетант».