Fringe Fringe 2x15: У страха глаза велики

10.02.2010 18:19   

Два почти риторических вопроса и один куда более практический. Последняя серия Fringe — о вещах, таких очевидных, что они как секрет Полишинеля — все знают, но и не проговорить их нельзя.

fringe

Вопрос первый: страшно ли встретиться с самим собой? Уж сколько на эту тему сказано, книг написано и фильмов снято, а вопрос до сих пор животрепещущий. Говорят, что страшно. Опасность эта больше метафорическая, хотя в эпизоде «Джексонвиль» для бедняги из нью-йоркского офиса она оказалась в буквальном смысле смертельной. Он встретился сам с собой в ненужное время и в ненужном месте, а что из этого вышло — можно увидеть уже на третьей минуте серии.

Однако, из без таких фатальных последствий это рандеву может стать весьма рискованным опытом. Оливия тоже встретилась сама с собой, той, другой, маленькой испуганной девочкой, которую мы уже видели на старом видео доктора Бишопа. Встретилась, чтобы понять, каково ей было тогда, ничего не понимающему ребенку, загнанному в угол. И, более того, как это страшно — навсегда перестать бояться.

А бояться было чего, ведь по ходу расследования их группа выясняет: подобная малоприятная встреча грозит десяткам людей из некоего здания в Нью-Йорке, которое непременно провалится в другую реальность взамен появившегося в этой (не будем говорить «в нашей», потому что кто его знает) в силу закона сохранения энергии.

Так как кандидатов на отбытие в буквальном смысле на тот свет было более сотни, единственным человеком, способным помочь, была Оливия, которая в детстве видела перемещенные из другого измерения предметы, точнее, излучаемую ими энергию. Вот только как разбудить это качество вновь? Тут уже было не до обсуждения этических аспектов экспериментов над детьми и взрослыми.

Вопрос второй: убивает нас страх или, напротив, придает силы? Недаром природа наградила животных этим свойством, ведь самосохранение так и включается. Не будет страха — не будет адреналина, не будет адреналина, не будет ничего. Страх — он как пусковой механизм, однако, во вселенной Уолтера Бишопа все не как у людей, и этот пусковой механизм дает дополнительный побочный эффект на детях, которым вводили Cortexiphan.

Пока агент Данэм не боялась, она была беспомощна, ее способности дремали. Стоило ей испугаться, что она не в силах помочь людям (а, может быть, того, что ее сейчас поцелует Питер? может, это она потом оправдывалась), как Оливия прозрела и стала видеть объекты «с той стороны». Здание вычислили, людей эвакуировали, всего-то оставалось оправдать появление глубокой прямоугольной ямы вместо отеля, в общем, очередной промежуточный хэппи-енд.

Только вот остался третий, казалось бы, куда более прозаический вопрос. Как ни любят создатели тянуть кота за хвост, они наконец-то проговорили, по буквам, а не иносказательно, что да, Питер сам не местный, а тоже из другого мира. Точнее, прорисовали эффектом запорченной пленки, наложенным вторым слоем. И, когда Оливия застыла у порога, понимая, что предстоящее свидание перестает быть томным, закончили серию наивной просьбой доктора Бишопа: «Пожалуйста, не говори ему». Попросить-то попросил, а как бы вы повели себя на месте девушки, чей потенциальный бойфренд светится в духе спецэффектов из Star Trek 1966 года?

Автор — Настя Лагунова.