Fringe

Fringe, Lost, Revolution «Революция» Джей Джей Абрамса

17.05.2012 11:50   

Трейлер Revolution — продюсируемого Джей Джей Абрамсом постапокалиптичного сериала, в котором человечество живет в мире без современных технологий после того как электромагнитный импульс (или что-то в таком духе) вывел из строя все электрические приборы.

Читать дальше
Fringe За гранью реальной науки

17.08.2011 15:18   

Джон Ноубл, исполняющий роль Уолтера Бишопа в сериале Fringe, станет ведущим шоу Dark Matters, посвященного «темным сторонам науки». Пришельцы, разумные обезьяны, российская демократия — вероятно, именно эти темы получат широкое освещение в новом проекте. Сложно давать какие-то прогнозы, все это может быть очень круто, но может получиться и ужас-ужас. Увидим уже в сентябре.

Fringe Fringe: Удвоение реальности

12.04.2010 16:37   

fringe-piter.jpg

После продолжительного перерыва в показе Fringe Оливия и Бишопы снова с нами. Хотя полюбоваться на агента ФБР поклонникам особо не удастся, ей уготована роль простого слушателя. Девизом же серии стало название финального эпизода первого сезона «There’s More Than One of Everything». Как и следовало ожидать, после того, как Питер просиял в конце прошлого эпизода, по сюжету нам предстояло повторение пройденного.

Ничего нового внимательный зритель, увы, не почерпнет. Могилу Питера-I уже показывали, следовательно, их действительно было, как минимум, двое. Что Питер тяжело болел в детстве — тоже известно, как и то, что наука «на той стороне» окажется более продвинутой. А следовательно, вывод о том, что шансы на выживание Питера-II окажутся выше, напрашивался сам собой.

Так что мы видим, по сути, приквел — Бишоп с умирающим сыном на руках, убитая горем мать, мазохистские сеансы наблюдения за все еще живым сыном на другой стороне, найденное средство, которое может никому не достаться. В отчаянии Уолтер решается перейти грань, разделяющую две вселенные, чтобы отдать лекарство, созданное им по методу Уолтера-II. Нина пытается его остановить, лишившись руки (так мы узнали историю механической кисти), разбивает склянку, и все это приводит к непресказуемым последствиям. Бишоп-старший из-за нехватки времени уводит мальчика в свой мир, ребенок спасен, но уже не для своей семьи. Лукавил ли Уолтер, или искренне хотел вернуть Питера-II домой, но в итоге будущий герой сериала остается по нашу сторону баррикад.

При всей очевидности сюжета, остается много вопросов. Что стало с Бишопами из альтернативной Вселенной? Почему за столько лет Уолтер-II не попытался вернуть сына? И где он сам, ведь в наши дни на той стороне Оливия видела только Уильяма Белла? На самом деле, вопрос двух Уолтеров куда важнее, чем двух Питеров. По-прежнему ли их двое, почему в альтернативной реальности на месте отца, показывающего фокус с монеткой — мать? Что стало с отцом-гением, у которого отобрали сына, а замену не выдали? Вполне себе повод для войны во всех измерениях. Пока эти темы даже не поднимались, но они не могут пройти незамеченными.

А кроме всего прочего, нас подвели ко второму значению названия самого сериала. Fringe — это не только Fringe Science (наука на грани), это в буквальном смысле грань. Она была нарушена, возможно, положив начало будущей катастрофе, всем тем событиям, что сотрясают обе реальности. Кто знает, может быть, Белл действительно манипулировал коллегой, чтобы тот за него прорубил дверь к соседям. Что ж, хотя бы не ради женщины была принесена жертва, как это обычно случалось в истории.

Автор — Настя Лагунова.

Fringe Fringe 2x15: У страха глаза велики

10.02.2010 18:19   

Два почти риторических вопроса и один куда более практический. Последняя серия Fringe — о вещах, таких очевидных, что они как секрет Полишинеля — все знают, но и не проговорить их нельзя.

fringe

Вопрос первый: страшно ли встретиться с самим собой? Уж сколько на эту тему сказано, книг написано и фильмов снято, а вопрос до сих пор животрепещущий. Говорят, что страшно. Опасность эта больше метафорическая, хотя в эпизоде «Джексонвиль» для бедняги из нью-йоркского офиса она оказалась в буквальном смысле смертельной. Он встретился сам с собой в ненужное время и в ненужном месте, а что из этого вышло — можно увидеть уже на третьей минуте серии.

Однако, из без таких фатальных последствий это рандеву может стать весьма рискованным опытом. Оливия тоже встретилась сама с собой, той, другой, маленькой испуганной девочкой, которую мы уже видели на старом видео доктора Бишопа. Встретилась, чтобы понять, каково ей было тогда, ничего не понимающему ребенку, загнанному в угол. И, более того, как это страшно — навсегда перестать бояться.

А бояться было чего, ведь по ходу расследования их группа выясняет: подобная малоприятная встреча грозит десяткам людей из некоего здания в Нью-Йорке, которое непременно провалится в другую реальность взамен появившегося в этой (не будем говорить «в нашей», потому что кто его знает) в силу закона сохранения энергии.

Так как кандидатов на отбытие в буквальном смысле на тот свет было более сотни, единственным человеком, способным помочь, была Оливия, которая в детстве видела перемещенные из другого измерения предметы, точнее, излучаемую ими энергию. Вот только как разбудить это качество вновь? Тут уже было не до обсуждения этических аспектов экспериментов над детьми и взрослыми.

Вопрос второй: убивает нас страх или, напротив, придает силы? Недаром природа наградила животных этим свойством, ведь самосохранение так и включается. Не будет страха — не будет адреналина, не будет адреналина, не будет ничего. Страх — он как пусковой механизм, однако, во вселенной Уолтера Бишопа все не как у людей, и этот пусковой механизм дает дополнительный побочный эффект на детях, которым вводили Cortexiphan.

Пока агент Данэм не боялась, она была беспомощна, ее способности дремали. Стоило ей испугаться, что она не в силах помочь людям (а, может быть, того, что ее сейчас поцелует Питер? может, это она потом оправдывалась), как Оливия прозрела и стала видеть объекты «с той стороны». Здание вычислили, людей эвакуировали, всего-то оставалось оправдать появление глубокой прямоугольной ямы вместо отеля, в общем, очередной промежуточный хэппи-енд.

Только вот остался третий, казалось бы, куда более прозаический вопрос. Как ни любят создатели тянуть кота за хвост, они наконец-то проговорили, по буквам, а не иносказательно, что да, Питер сам не местный, а тоже из другого мира. Точнее, прорисовали эффектом запорченной пленки, наложенным вторым слоем. И, когда Оливия застыла у порога, понимая, что предстоящее свидание перестает быть томным, закончили серию наивной просьбой доктора Бишопа: «Пожалуйста, не говори ему». Попросить-то попросил, а как бы вы повели себя на месте девушки, чей потенциальный бойфренд светится в духе спецэффектов из Star Trek 1966 года?

Автор — Настя Лагунова.

Fringe Fringe: The Bishop Revival и годовщина холокоста

05.02.2010 14:52   

Еще со времен Guiding Light сериалы пытались занять определенную нишу в жизни своих зрителей, будь то лучшие друзья домохозяек, которых на пост-советском пространстве в начале девяностых окрестили «санта-барбарой» (до сих пор используется в некоторых кругах для описания сложных пересечений и неожиданных поворотов в личной жизни обывателей), до sci-fi и качественных комедийных творений, претендующих на любовь интеллектуально развитой прослойки (и всех сочувствующих).

Стремление же стать полноправным членом семьи закономерно привело к общепринятому правилу — соответствовать графику семейных празников. Поэтому герои в преддверии Рождества наряжают елку, накануне Дня Благодарения (в Штатах, разумеется) готовят индейку, а там уже насколько хватит фантазии и позволяет жанр.

Жанр sci-fi позволяет куда меньше, поэтому за пять лет мы ни разу не видели, например, героев Lost, поднимающих бокалы за новогодним столом.

По этой причине некоторым сюрпризом стала серия 14 второго сезона Fringe. Сюжетной линией эпизода был эксперимент, единолично проводимый неким последователем нацизма, по созданию химического оружия, действующего избирательно на людей с определенными генетическими особенностями. То есть, в молекулу отравляющего вещества на выбор встраивался кусок на основе ДНК, определяющего обладателей карих глаз, рыжих волос, черной кожи. Программирование допускалось настолько тонкое, что яд можно было настроить по образцу ДНК на конкретного человека, делая испарения безвредными для окружающей цель толпы. (Далее возможны спойлеры).

Fringe

Хотя, как обычно, сюжет самого эпизода был лишь фоном для того, чтобы мы узнали, что отец доктора Бишопа и сам был гением, так как модель оружия была создана им еще во времена нацистских экспериментов в Германии. Тот самый морской конек, который входит в набор символов Fringe оказывается его знаком, его подписью (гений был еще и хорошим пловцом). По ходу серии происходит обычное выяснение отношений отца и сына, теперь уже с косвенным участием дедушки (просто Тургенев какой-то), в конце эпизода поместили неожиданный, хотя и вполне ожидаемый зрителем крючок (злодей, что ваш Ричард Алперт, оказался из числа нестареющих, стоя за спиной Бишопа-дедушки на старой немецкой фотографии).

В общем-то, типовая серия, ничего особо не добавившая к Паттерну (или, как его переводят, Образцу, хотя мне больше нравится Схема или Модель). Но что интересно, первыми жертвами тайного оружия стали не афроамериканцы и не люди с зелеными глазами, а женщина, пережившая Холокост, и все ее кровные родственники. Такая завязка нужна была, видимо, на тот случай, если прямой отсылки к нацистским экспериментам над людьми было недостаточно. Ведь эфир серии планировался на 28 января, на следующий день после Международного дня памяти жертв Холокоста.

Видимо, создатели решили, что хоть это и не День Благодарения, но тоже стоит отметить.

Автор — Настя Лагунова.